Post scriptum

Было бы большой наглостью с моей стороны надеяться хоть на какой-то отклик прессы после выхода этого опуса в свет. Поэтому я был очень рад, когда получил нечто вроде рецензии на главу, посвященную загранице. Написал ее зять Иры Раскиной Миша Раздольский. Я даже пожалел, что он не отрецензировал всю книгу. Честно говоря, я такого от него не ожидал: зная Мишу едва ли не двадцать лет, не замечал за ним ни особых литературных талантов, ни склонности к сатире и юмору, за что приношу запоздалые извинения.

Итак, полностью привожу текст, курсив мой, да не обидится на меня на том свете за плагиат Нина Берберова. Думаю у нее с чувством юмора не хуже чем у Раздольского.

Нет, ребята, ездить надо с другими…

Нежный, привлекательный, ненавязчивый антисемитизм, слегка сдобренный мягким юмором и обращенный только к попутчикам (которые, как на подбор, являлись жидобольшевистскими лжеучеными, либо грязными, брутально-лапидарными местечковыми сексотами) - носит бытовой характер и брезгливо - жалостное отношение к ним автора, поднимает его статус “русского интеллигента” на большую высоту, чем это возможно было в России, где первый из названных, наверное более “маститым” экономистом, а второй, наверняка затмевал и затенял М.Ш. оглушающим “Я”, в коловращении анекдотов, приколов, связей и кабаков.

Здрасте, приехали! Миша второй в жизни человек, обвиняющий меня в антисемитизме. Комментировать это не буду, а сообщу, видимо не известный ему факт: мою жену не взяли на работу, когда она уже прошла по конкурсу, после того как директору института сообщили, что ее муж (то есть я) - глава сионистской мафии Плехановского института! Побеседовать бы Мише на эту тему с незабвенным Мочаловым, да помер бедняга, Царство ему Небесное. Что касается “маститости”, то здесь сослагательное наклонение неуместно, так как попутчик сразу назван профессором, которым практически невозможно стать, не будучи доктором наук, я же дальше тупого доцента (А Вас?) не дотянул. А вот по части оглушающего коловращения - все чистая правда, за тем исключением, что я никогда не был специалистом по анекдотам, приколам (до сих пор не могу понять смысла этого слова), связям и кабакам, так что затмевать-то было нечего и незачем.

Расплатился от души, но интеллигентно, хотя и чувствуется, что-то такое, кавказское, с перчиком, “чанахи по-Барбакадзенски”. Очень оживляет повествование швейковские обходы кабачков, сочное смакование еды и напитков, М.Ш. в этом толк знает, как говорится, у кого чего болит… Вообще эта тема не всегда и не у многих упоминается и далеко не так сочно ярко, может быть у Ремарка или у Гашека.

Миша! Книги нужно не только лихо продавать, но иногда и читать. Тогда начиная с античных авторов, дальше через Рабле (напомню ужин, где помимо всего прочего, было зажарено шестнадцать быков, три телки, тридцать два бычка, шестьдесят три молочных козленка и дальше еще перечисление блюд на полстраницы) к новому времени - полтора десятка одних супов у Дюма, найдешь множество примеров почище твоих ремарков и гашеков. А уж о русских писателях от Пушкина и Гоголя, и дальше Лесков, Аксаков, Гончаров и т.д. и говорить нечего. А как похмелял Воланд Степу Лиходеева - нарезанный белый хлеб, паюсная икра в вазочке, белые маринованные грибы на тарелочке, в кастрюльке сосиски в томате и запотевший от холода ювелирный графин с водкой. Куда уж мне до этого!

Об Иосифе…, я заметил, что все, буквально катаются по земле от смеха, когда Йося отмачивает свои хохмочки, передают друг другу его “перлы” и всячески одобряют его лапидарное поведение, но в “обществе”, на людях, осуждают и отрицают его “вульгарность, пошлость, неопрятность и раблезианство”.

Опять тупой доцент не понял. Что такое Йосины хохмочки? Анекдоты? Так это вовсе не Йосины “перлы”, сам он в жизни ни одного не придумал. А что еще?

Вновь появилось слово ”лапидарный”. По словарю оно означает: предельно краткий и выразительный слог. К нашему герою это не имеет никакого отношения - более многословного человека мне встречать не приходилось. Остановить или вклиниться в его словесный, скажем аккуратнее, поток мало кому удавалось. При мне только однажды его осадила Мария Васильевна Розанова: “Иосиф! Вам что, интереснее себя слушать, чем Розанову?” Увы, при этих двух “лапидаристах” (извините за нелепый неологизм) Андрей Донатович не сказал практически ни слова. А жаль…

Очень хорошо проиллюстрирована разносторонняя и высокоразвитая личность автора: с одной стороны он может рассказывать о творчестве мастеров кисти, передающих, - “…локальные цветовые объемы, посредством тональной градации объекта…”, (Ей Богу это не моя цитата! А чья же? Неужели Миша сам придумал? Тогда поздравляю, лихо завернул.), сказать пару фраз о кинетистах или новых механистах или чувственно описать мурашки, бегавшие по его конопатому телу, при звуках музыки в варшавском парке (Миша! Да Вы сексуальный маньяк!).

Наряду с профессорскими (в который раз объясняю - доцент я, тупой доцент. А Вас?) познаниями в экономике и огромным багажом знаний, делающих каждого совка - образованца, обширным эрудитом-эксцентриком, - этого вполне может хватить на то, чтобы задурить голову не только наивному Попелярчику, но и растерявшему за годы жизни в благополучном Фатерлянде свои зубы и когти бендеровцу и хохло-немцу Шурику.

Вновь вынужден посоветовать Мише больше читать: бендеровцы, если таковые и существовали, могли бы быть последователями пресловутого Остапа Мария Сулеймана Бендер-бея, а вот сторонников Стефана Бандеры, действительно было много и звались они бандеровцами. А с зубами у Шурика все в порядке: у него ведь жена - стоматолог. А в ихней Неметчине не как у нас: сапожники с сапогами.

К сожалению, на это у нас у всех (у кого это, у всех?), хватает сил и возможностей, но при этом, наши дети, дети плешкинских преподавателей (когда это ты, Миша, стал плешкинским преподавателем), этакие дылды - восьмиклассники, пишут “ципочку”, на это у наших интеллектуалов-радикало-эрудитов нет ни сил, ни времени.

Про дылду, это точно, уже выше меня на голову, а про ”ципочку” писал пятиклассник, что, впрочем, не извиняет ни его, ни меня.

Кстати, несмотря на всю “узость” и неразвитость немцев в общих вопросах, (как, впрочем, и везде в Забугорье), дети у немецких учителей пишут “цепочку”, но при этом, не читают Гудериана и Типпельскирха.

Как дети немецких учителей пишут “ципочка” или ”цепочка”, не знаю, плохо у меня с немецким, как, впрочем, увы, и с английским, французским и т.д. А вот почему бы им не почитать Гудериана, Типпельскирха и других, не пойму.

От нефига делать, можно и Махендру поименовать, вот так-то! По мне, так лучше удавиться, чем сепарировать г…, на 12 сортов.

Очень, кстати, интересная манера сравнивать Сталина и Гитлера, - на самом деле, - ничего похожего, один бил, в основном, чужих, другой - своих собственных.

Что там Миша не хотел сепарировать на сорта я не понял, а вот насчет похожести можно поговорить. Ну, у меня в тексте похожесть ограничивается только тем, что ни тот, ни другой не выполнили своей главной задачи: завоевания мирового господства. Тут вроде и спорить не о чем. Относительно того, кто каких бил: ночь длинных ножей и расправа с генералами в 44 - это чьи были? И, вообще, какая разница, свои или чужие? Или, Мишенька, ты забыл про 6000000 (шесть миллионов) своих соплеменников? И столько же поляков, про русских или советских я уже не говорю. А куда отнести 7000000 самих немцев, в своих или чужих? Любой правитель, неважно царь он, президент, фюрер или генсек, и называется он Александр, Наполеон, Адольф или Иосиф, втравивший свою страну в авантюру, которая обошлась гибелью 10% населения и почти полным разрушением страны, не говоря уже о почти полувековом ее расчленении, должен быть проклят своим народом на веки вечные. Вот тут, действительно, различий по сортам быть не может. Да, я что-то запамятовал, где это я читал про не убий? Миш, напомни мне. Ой, сам вспомнил! Это же Библия, Исход, ХХ, 13.

Далее - друг, друг, - а не знает, что Йося - Залкиндович.

Знаю, Миша, знаю. Но если человек по тем или иным причинам хочет, чтобы его называли Захаровичем, то это его личное дело.

Еще одна лажа - помощники его иные, продавали побольше его, - например, Данила, Люба и я, а точнее наоборот. Хотя здесь, конечно, надо было и Йосю похвалить. Все его примочки (так в тексте, может быть - приемчики?) передавались ученикам за месяц и я “Охлопкова” и “Драматургию ХIХ века” за 3 часа продавал столько, сколько он сам, за целый день, так что, насчет “тихих и заунывных”, - это “лечево”, как молодежь говорит.

Чего не знаю, того не знаю, как и что означает “лечево”. Статистикой продаж я не занимался, а вот что ”тихих и заунывных” хватало, это я видел неоднократно. Так что кто у вас там чемпион решайте сами.

Не надо представлять, что тот разномастный людоворот, который обращался вокруг Иосифа, был привлечен лишь возможностью достать редкие книги, - в первую очередь, все эти люди были эпатированы его скабрезной личностью и удивительно - неприкрытой его природой, жаждущей непрерывного наслаждения жизнью, вплоть до самых низменных ее проявлений. Так ходят в притоны люди из “общества”, не для того, чтобы участвовать в оргии, но, - наблюдать из-за портьеры. Иначе, почему и как и сам М.Ш. и многочисленные жены и другие, более или менее одиозные личности, сплелись вокруг Йоси в то тесное и сумасшедшее окружение, как не отказывайтесь вы от этого.

Ну, во-первых, я ни от чего не отказываюсь. Во-вторых, я и не утверждал, что только книжный дефицит привлекал этот самый “разномастный людоворот”. Наконец, в-третьих, вряд ли я и многочисленные жены имели одинаковые интересы: ведь не думаешь ты, Миша, что мы с Иосифом голубые?

Поэтому, наш профессор-экономист, прекрасно разбирающийся в современной живописи, любитель, как все старички-совковички, порассуждать о политике и “больших делах”, посвятивший много лет игре на щипковых инструментах, но не смогший извлечь из ситара (кстати, по моему он пишется с двумя “т”, с одним, Миша, с одним), и одного приличного звука, человек, который может по-настоящему радовать людей своим кулинарным искусством, владеющий пером настолько, что смог написать действительно интересный, живой и сочный рассказ о своих путешествиях, избрал такой легкий путь, - трунил лишь над своими попутчиками и друзьями, (ведь даже то хорошее, что он написал о некоторых из них, было призвано оттенить плохое в других) и не удержался от соблазна рассказать побольше о самом себе, в самом выгодном для себя свете. Как это по-совковому - обо…ть друзей, которые тебя, кстати, и вытащили в первый раз за бугор по-настоящему. А сколько, зная Йосю, халявных кабаков и др… было? Об этом - вскользь, конечно, жена Цезаря - ни ни …, а Антоний - говно.

Да, смешались в кучу кони, люди: современная живопись, щипковые инструменты, кулинарное искусство и халявные кабаки. Где здесь мухи, а где котлеты, без пол-литра не разберешь. А вот, если сам себя не похвалишь, то получишь оценку, а ля Раздольский, это точно. Ну, хоть за владение пером, спасибо.

Вообще - это личное мнение, основанное на некотором знании персонажей и их жизни. Фу, отлегло. А я уж решил, что Страсбургский суд меня пригвоздил к позорному столбу.

Но сам факт, - очень здорово, интересно, занимательно, живо и со вкусом. Хороший слог, свой стиль, в общем Шиович - молодец, он - писатель. Вообще все “интелликенты”, к 60-ти годам, двигаются “чердаками”, разводятся, становятся писателями, поэтами в том или ином порядке.

Доцент, видимо, безнадежно туп: как с двинутым чердаком можно иметь хороший слог и свой стиль? И для справки - последний раз я разводился 30 лет назад, и больше не собираюсь. А что ты, вообще, имеешь против “интелликентов”? Завидуешь что ли? Не нужно, Миша, в нашей стране испокон века на них сыпались хула, тюрьма и плаха. А что в замен? Сомнительное удовольствие считать себя мозгом нации, а не говном как писал незабвенный вождь и учитель Кузьмич, да упокоится, наконец, его тело и душа.

А самое крутое, - это какая-то там этимология Барбакадзе - (заштатными обитателями полу развалившихся башен в сонной Сванетии) с родовитыми обитателями замка Барбакан (кстати, барбакан или барбикен, - обычная фортификационная деталь укрепленного замка, примерно такое же слово, как редут или амбразура). Думаю, что узнав об этом, М.Ш. выведет свою родословную прямо от Брандербургских ворот, тем более, что немецкие корни тоже есть в наличии.

Миша, для справки: этимология - это происхождение слов, а родословная - это происхождение человека (а еще есть энтомология, это когда бабочек иголочкой протыкают, и в коллекцию). И ни каких полу развалившихся башен нет, как нет и претензий на родовитых предков. Были они простые крестьяне.

Ну, а вообще, все это “шутки юмора”, как теперь говорят. Надеюсь, Миша на меня не обидится, потому что, судя по его отклику, с чувством юмора у него все в порядке.